Жизнь ему к лицу. "Чарли Ча". Московский театр Луны.

на главную   закрыть

Легендарные и таинственные личности давно не дают покоя худруку Театра Луны С.Проханову. Будь то царь, бог, шут или просто герой - он или она обязательно обретут воплощение на этих подмостках.
Недавно полку легенд в репертуаре прибыло: в Луне поселился великий Чарлз Спенсер Чаплин. Однако предположить, что на сцене развернулось документальное повествование о творческих поисках и достижениях Чаплина, было бы странно. В Луне во главу угла ставится фантазия. Значит, и Чарли здесь - тоже выдуманный. Спектакль отражает как раз тот период биографии великого актера, когда все простые смертные потеряли его из виду: с момента его смерти в 1977 году, которая, по слухам, была им инсценирована, а он сам пребывал в состоянии обычного творческого горения и готовился в очередной раз удивить мир.
Правда, "лунный" Чарли пребывает одновременно и на том, и на этом свете. Ибо Высшие силы (их олицетворяет некто Сам - Е.Герчаков) запутались, куда же отправить кинематографического гения: в ад, где место шутам, или в рай - пристанище королей. Поскольку он король - но король среди шутов. Дабы помочь Высшим силам, Чаплин прибегает к наиболее доступному для него средству: собирается снять кино. И снимает, долго, мучительно преодолевая и истерики Продюсера (В.Майсурадзе), и капризы приглашенных артистов, и собственную душевную смуту. Спасается от последней только с помощью неожиданно нахлынувшей любви к Хэтти, немой начинающей актрисе с говорящими глазами (Н.Луцкая).
Хэтти становится и музой Чарли, и примой в его фильме, и его "самой преданной фантазией". Однако на немую красавицу имеет нешуточные виды и голливудский премьер Томас Мэйган (Д.Певцов) - эдакий неандерталец с лучезарной физиономией, не изуродованной интеллектом, имеющий на все случаи жизни только одну реакцию: "Во как!". А может, и не имеет он никаких видов - просто привык не пропускать ни одной женщины. Есть еще сексуально озабоченная звезда Пэтти (С.Фролова) - вылитая Мэрилин Монро, постоянно вмешивающаяся в съемочный процесс и перекраивающая под себя сценарий. Словом, царит полнейшая неразбериха, как в настоящем кино. С той лишь разницей, что ситуация разворачивается между двух измерений. И коль скоро для всей киношной компании снимаемый фильм - всего лишь один из многих, а для Чаплина - во всех смыслах последний, то и отношение к процессу разное. До гениальности и ранимости Чарли никому нет дела, в том числе и Высшим силам. Они только посмеются, увидев сотворенный шедевр. И так же, смеясь, вынесут приговор, превратив знаменитый чаплинский котелок в его гроб.
На спектакле создается ощущение, что С.Проханова подсознательно тянуло к киномиру (неспроста его актерское прошлое в основном связано с кино). Многие сцены сделаны с таким расчетом, чтобы зритель почувствовал себя не в театре, а на кинопросмотре. В результате киношная и театральная стилистика перемешиваются, прямо как измерения в сюжете. И рождается любопытный синтез, дающий возможность артистам проявить себя во всей красе. А интересных актерских работ в спектакле хватает.
Неожиданно смотрится Д.Певцов, ранее не замеченный в ролях комического плана. Здесь он так уморительно изображает своего Мэйгана, наделенного темпераментом дикого зверя, наглостью и спесью охранника в Кремле, и при всем при этом талантливого и трогательного, что оказывается симпатичен публике ничуть не меньше главного героя. ("Мой вечный антипод - подлец,"- говорит о нем Чарли.
Роль великого "Ча" досталась Е.Стычкину. И эта работа, наверное, - самое серьезное из того, что на сегодняшний день сыграно молодым актером. Стычкин не стремится создать образ реального Чаплина - он придумывает своего собственного. Даже портретный грим здесь - некий опознавательный знак, а не попытка достоверного облика Чарли. Чаплин Стычкина молод, горяч, непоседлив, обаятелен - и вместе с тем трагичен. Он торопится жить, словно зная, что смерть дышит ему в затылок, и старается испытать и познать как можно больше. Но жизнь оказывается хитрее, и радости Чарли все чаще превращаются в печали, всеобщее восхищение его талантом оборачивается насмешкой, а на первый план выходит его бесконечное одиночество. Старая, как мир, истина "Ты нужен всем, пока ты благополучен" становится своего рода приговором для гениального человека, потерявшего почву под ногами. Стычкину удалось прочувствовать актерскую специфику немого кино: он мастерски передает переживания своего Чарли лишь глазами, жестом, позой. Глядя на пантомимические эпизоды в спектакле (а их довольно много, и они порой даже ярче и выразительнее разговорных), думаешь: этому артисту - хоть сейчас в немое кино.
Думаю, что "Чарли Ча..." - безусловная удача для Театра Луны. Пока трудно сказать,станет ли спектакль шлягером. Поскольку при всей легкости подачи материала "Чарли" - попытка серьезного осмысления темы "художник и время". Конечно, без развлекательности здесь не обошлось - но уж таков имидж театра. "Зритель, ты ведь жаждешь, чтобы в тебя попала пуля, отравленная фантазией режиссера", - говорит одна из героинь в финале спектакля.

Алиса Никольская, газета "Культура" №38(7246)5 от 11 октября 2000г

на главную   закрыть

реклама: Купить диплом на http://174diplom.com .